16 апреля 2020, четверг

Ежедневная информация о COVID 19, которую я вынужденно слышу из включённого не мной телевизора, когда прихожу на кухню и которую успеваю услышать до тех пор, пока его не выключу, сейчас мной воспринимается спокойно и безразлично.

Работа, делание уроков с дочкой снова встали на приоритетные места. В стране на утро 16 апреля чуть менее 25 000 инфицированных, около месяца назад, если не ошибаюсь во времени, было 25 человек. По официальным данным. В Москве сейчас 15 000 человек инфицированы.

Мэр Собянин делает, вероятно, всё возможное и невозможное. Верю. На выборах мера обязательно за него проголосую снова.

Запад давно борется с эпидемией, у них начинается постепенный спад, до нас волна дошла позже, у нас сейчас — рост. Думаю, что в середине мая в России будет сотни тысяч инфицированных. Интересно, как это будут преподносить по ТВ.

От COVID я умереть не боюсь, так как не вхожу в группу риска. Думаю, что если заболею, то переболею в лёгкой форме. Если не вдохну воздух с очень большой концентрацией вируса. За дочь не боюсь тоже. За маму беспокоюсь немного, но тут уж  остаётся соблюдать рекомендации.

Минимум контактов — на улицу раз в 3-4 дня, без глупой маски и перчаток, без протирания продуктов. С тщательным тридцатисекундным мытьём рук по приходу домой и перед едой. С ежедневным протиранием кранов спиртом. Телефоны, дверные ручки, клавиатуру, мышь и т.п. протираю редко — не чаще двух раз в неделю.

Главное, что последние годы я работаю дома и на городском транспорте ездил до начала московского карантина два раза в неделю, когда возил дочь на занятия балетом. Поездки долгие, в дальний конец города.

Брак с её матерью не удался, долго пытался сохранить семью, но пришлось выгнать обнаглевшую женщину, благо у неё есть квартира. Попытки бывшей ограничить моё общение с дочкой были мной пережиты без конфликтов, с мудростью, терпением и настойчивостью в способах общения с ребёнком.

Главное, что я всегда был близок с дочерью, на горшок по ночам сажал её я, гулял на детских площадках с ней тоже всегда я, уроки — со мной, хоть чаще и дистанционно, в общем, моим вниманием дочь никогда не была обделена.

Поэтому бывшая после нескольких попыток активного и болезненного противодействия нашему с дочерью общению всё же прекратила их. Иллюзий, что таких попыток больше не будет когда либо у меня нет.

А сейчас, благодаря карантинным мерам в Москве и тому, что бывшая делает ремонт в новой пустой квартире, дочка со мной на неопределённое время. И дочь и я очень этому рады.

Если бы не продолжающийся учебный год и не необходимость каждый день делать уроки дома было бы продуктивнее общение. А если бы у меня был источник пассивного дохода — самоизоляция была бы прекрасна.