Обзор фильма «Последствия» с Кирой Найтли. За пределами чёрно-белого восприятия

Германия после окончания Второй мировой войны, британская оккупационная зона, Гамбург. Полковник Льюис Морган назначен комендантом города. Город разрушен. Война закончилась и к победителям приезжают жёны.

Путь к конфискованному роскошному особняку за чертой города лежит через руины, идёт разбор завалов. Морган  везёт жену с вокзала и комментирует увиденное:

— Мы сбросили на Гамбург за день больше бомб, чем они на Лондон за всю войну.
— Не сравнивай, отвечает жена.

Чете достался роскошный особняк, никто из остальных высокопоставленных военных не живёт в такой роскоши. Но у дома есть хозяин — Штефан Люберт, архитектор. Живёт в доме с дочерью-подростком и прислугой. Разумеется, временно. Люберт с дочерью должны вскоре покинуть конфискованный у них дом, отправившись жить и работать в лагерь.

У супруги Льюиса, Рэчел, есть личные причины не любить немцев. Она ждёт-не дождётся, когда останется вдвоём с мужем. Рэчел не хватает близости и участия. Но Льюис объективно сильно занят мэрскими обязанностями, в городе неспокойно.

Рэчел не комфортно под одной крышей с владельцами дома, но придётся смириться с этим, так как муж из соображений гуманности разрешает немцам жить на чердаке.

В лагере, куда Люберту с дочерью предстояло бы отправится не хватает еды, выгонять интеллигентную семью из собственного дома Морган считает для себя не приемлемым.

В условиях катастрофической для чувств нехватки участия со стороны мужа и вынужденного общения с немцем, Рэчел постепенно идёт по пути от неприятия  Штефана до романтической любви к нему.

Чувства каждой стороны этого любовного треугольника переданы без морализаторства и искусственного преувеличения эмоций, не фальшиво. Немногие эротические и сексуальные сцены короткие, но ёмкие, правдивые и очень красивые.

Фон, на котором нарисован этот треугольник не менее интересен, а тон задан с самого первого кадра — взрывы и огненный смерч, накрывшие город, вид сверху. Создатели фильма не стесняются передать атмосферу тех дней.

Первый диалог в фильме:
— Немцев следует сторониться, не допуская братания. Что это такое ? — спрашивает ребёнок лет восьми, читая агитационную брошюру в поезде.
— Мы не должны дружить с ними — объясняет мать.

В 1945 году главнокомандующий союзных сил Эйзенхауэр заявил, что не должно быть никакого братания с гражданским населением Германии.

Другой диалог:
— Чёрт, ну и вонища от них…
— Да, на 900 калорий в день не заблагоухаешь, — отвечает Морган.
— Зато на пустой желудок и не побузишь…

Неудобную историческую правду замалчивать не стали, снимая фильм на фоне гамбургской истории.
Эпизод на допросе, который проходили немцы, чтобы получить документ о непричастности к нацизму, справку о благонадёжности, «перзильшайн»:
— Бомбардировки сказались на здоровье вашей семьи ?
Люберт застыл.
— Простой вопрос, — снова говорит британский офицер.
Люберт отвечает вежливо, иронично, вынужденно-хладнокровно:
— На здоровье жены, безусловно. Она и еще 40 тысяч погибли, когда британцы сравняли город с землёй… 27 июля 1943.

Гамбург после огненного шторма 27-28 июля 1943.Фото.

Гамбург после огненного шторма 27-28 июля 1943.
Фото ВВС Великобритании.

Создатели фильма этим эпизодом рассказывают о последствиях операции британских и американских ВВС под названием «Гоморра». По библейской легенде, бог уничтожил города Содом и Гоморра за грехи жителей, пролив на города серу и огонь с небес.

Во время войны в Гамбурге было много военных предприятий. Город-порт, расположенный там, где Эльба впадает в Северное море, имел стратегическое значение.

Логично было бомбить промышленные предприятия, портовую и транспортную инфраструктуру, но британское командование решило бомбить город, уничтожая гражданских. Бомбовая война была в разгаре, логика стала циничной.

Операция британских и американских ВВС началась в ночь с 24 на 25 июля 1943, а закончилась 3 августа 1943. Бомбовые удары планировалось наносить круглосуточно. Ночные удары наносили британцы, дневные — американцы.

За время операции вылетов британских ВВС было больше в 100 раз, нежели американских. Наибольшее число жертв пришлось на ночную бомбардировку Гамбурга в ночь с 27 на 28 июля, о чём и говорит герой фильма «Последствия».

Примечательно не только количество погибших, но и то, как погибли жители города. Бомбардировка вызвала огненный смерч — атмосферное явление, когда из множества пожаров образуется один огромный, постоянно подсасывающий в себя окружающий воздух, пожар.

Образуются центростремительные потоки воздуха, поднимающиеся по спирали вверх. Скорость этих потоков становится ураганной, диаметр и высота смерча равны нескольким километрам, а температура внутри приближается к тысяче градусов.

В ту ночь в Гамбурге диаметр огненного смерча достигал 3,5 километров, высота 5 километров, а температура внутри — 800 градусов по Цельсию.

Вот как описывает огненный смерч в Гамбурге Винфрид Зебальд — немецкий писатель, поэт, историк литературы, лауреат множества премий, национальных и международных наград, в «Естественной истории разрушения»:

«Достигнув кульминации, эта буря срывала фронтоны и крыши домов, крутила в воздухе балки и тяжелые плакатные стенды, с корнем выворачивала деревья и гнала перед собой живые человеческие факелы.

Из-за рушащихся фасадов выплескивались высоченные фонтаны пламени, мчались по улицам, словно приливная волна, со скоростью свыше 150 километров в час, огневыми валами кружили в странном ритме на открытых площадях.

В некоторых каналах горела вода. В трамвайных вагонах плавились стекла, в подвалах пекарен кипели запасы сахара. Выбежавшие из укрытий люди вязли в жидком, пузырящемся асфальте, не могли выбраться, падали и замирали в гротескных позах.

Никто на самом деле не знает, сколько людей той ночью погибли и сколько перед смертью сошли с ума.

Когда настало утро, солнечный свет не проникал сквозь свинцовый мрак над городом. Дым поднялся на высоту восьми тысяч метров и расползся там исполинской, похожей на наковальню грозовой тучей.

Зыбкий жар – пилоты бомбардировщиков рассказывали, что чувствовали его сквозь обшивку самолетов, – еще долго исходил от чадящих, тлеющих груд развалин. Жилые кварталы, уличный фронт которых составлял круглым счетом 200 километров, оказались полностью уничтожены.

Повсюду лежали чудовищно изуродованные тела. По одним еще пробегали синеватые фосфорные огоньки, другие, бурые или багрово-красные, запеклись и съежились до трети натуральной величины. Скрюченные, они лежали в лужах собственного, частью уже застывшего жира.

В августе, когда бригады штрафников и лагерных заключенных смогли начать разборку остывших развалин, во внутренней зоне полного уничтожения (ее оцепили уже в ближайшие дни) были обнаружены люди, которые, задохнувшись от угарного газа, так и сидели за столами или у стен; в иных местах находили куски плоти и кости, а то и целые горы тел, обваренные кипятком из лопнувших отопительных котлов.

При температуре, достигавшей тысячи градусов и выше, многие тела были настолько обуглены и испепелены, что останки нескольких больших семей могли уместиться в одной бельевой корзине».

Цитата из: Естественная история разрушения. В.Г. Зебальд

За неделю с небольшим, в течение которых длилась операция «Гоморра», в Гамбурге погибло не менее 50 тысяч человек. Число погибших женщин было выше, чем число погибших мужчин на 40 %,  детей погибло 19% от всех погибших.

Источник: Огненный шторм. Стратегические бомбардировки Германии. 1941-1945. Ганс Румпф.

По сравнению с общим многомиллионным числом жертв фашизма эта цифра не кажется впечатляющей, а смерть гражданского населения страны, солдаты которой принесли миру смерть и разрушения в количествах, неподдающихся воображению, многими считалась оправданной, включая самих немцев, для которых эта тема стала большей частью негласным табу из-за психологических причин.
Исторические исследования говорят о бессмысленности этих жертв с точки зрения стратегии.

Снова о фильме. В нём при разборе завалов немцы нашли очередные человеческие останки. Два обуглившихся тела в обнимку. Подходят солдаты:
— Вот это по нашему, погибать, так с красоткой в обнимку !
— Не обращай внимания на слова этих дураков…

Понятный и помогающий сохранять психологическое равновесие британским солдатам чёрный юмор в этом эпизоде походя снова акцентирует внимание на огненном смерче, памяти горожан и начинает развивать второстепенную сюжетную линию.

Вернёмся к главным героям. У Рэчел крайне весомые причины ненависти к немцам. У Моргана те же причины, но Морган редкий человек, который умеет смотреть на мир с разных сторон, для него мир не чёрно-белый.

Взгляд на немца. Кадр из фильма Последствия

Взгляд на немца. Кадр из фильма Последствия

Когда жена говорит ему:
— Ты знаешь, иногда я не понимаю, на чьей ты стороне… после всего, что они  сделали…
Он отвечает:
— Война закончилась победой… и всё позади.

Ещё один диалог, который хочется привести из этого фильма. Разговор Моргана со своим водителем:
— Он убивал детей сэр, я бы разрядил в него обойму…
— Думаешь, что смог бы ?
— Да.
— Что то сомневаюсь…
— Да, я тоже… Отец всё твердил «какой из тебя солдат».
— Да, подозреваю, это был скорее комплимент, —при этих словах Морган посерьёзнел. —  мужчинами нас делают не войны…

Великолепная игра актёров, красивая и многоопытная в показе женских переживаний Кира Найтли. Супружеские взаимоотношения, природа конфликтов в них и необходимость вовремя погашать эти конфликты раскрыты полно и поучительно. Качество отрисовки адюлтеровского треугольника превосходно.

Длинные эпизоды переживаний главных героев из-за потери близких вызывают сострадание, взаимоотношения отца и дочери — родительские чувства.

Сюжет этого фильма органично сложился из разных последствий — трагических последствий войны, связанной с ними нехваткой общения, стечением обстоятельств и сильных чувств. «Последствия» же войны — всегда потеря самого дорогого и отсутствие победителей.

Для тех, кто смотрит на мир, не видя полутонов, адюльтер на экране в любом случае доставит много удовольствия.

Трейлер не вводит в заблуждение, показывая немногие стоящие моменты, как бывает. Фильм удался, приятного просмотра.

Моя оценка фильму 7 из 10.